пятница, 19 сентября 2008 г.

Диалогический кодекс, vol.VII, продолжающий предыдущий

И сразу же о «Теогонии» Гесиода. Не совсем понятно, кто все-таки является творцом мира материального? И каким образом здесь приплетен брак Неба и Земли, Ураноса и Геи?


Здесь всё зависит от того, в каой оптике мы рассматриваем мироздание, включая не-материальные и не-субстанциональные его формы. Согласно креационистам, прежде всего — монотеистической иудейской религии, Демиург сотворяет мир из самоё себя — содержит в самоё себе все Эоны. Мироздание в креационизме схематически можно изобразить графически как «матрёшку», в которой внешняя полая фигура слита с внутренними.

Пневматик-креационист различает эти пласты как симфазные, безотносительно внешних проявлений. Креационист-психик — один из Эонов, который он успел исследовать наиболее хорошо (в керигматическом понимании, керигматики вообще чаще всего бывают нетерпимыми креационистами).

Илики, как правило, не восприимчивы к целостным образам и полноте мысли, - в настоящее время идиома постмодерна и вовсе наделила превосходящей их неуклюжие попытки смастерить некое подобие метафизики: никакой целостности и нет, Эоны — сингулярные экзистенциальные хронотопосы (време-пространства), холизм изобретён только для того, чтобы вы путались в её грандиозных скриптурах, монограммах и «лингвистической кабале» (не путать с Каббалой).
А вот и пример гностического креационизма: 10-я глава "Седмичный Корень Алфавита" книги Морева-Вулих Н. Римский классицизм: Гебдомада, создавшая «Полярный Мир Кириллицы», «причиной» своего возникновения «Седмичный Корень» Плеромы. По словам Филона Александрийского (прото-православного), образом высшей Семерки «по праву можно считать гебдомаду». Сам Господь Плеромы вместе с Демиургом и Софией Премудростью Метасферы от преизбыточной полноты блага и любви творят «азбучную Гебдомаду», выделяя на это Десятинную часть божественной энергии.

В манифестационизме всё гораздо сложнее. Небытие — первично. Не-тварная изначально природа невыразима, и даже Materia Prima появляется в средоточии её, только после того, как Эннойя (Мысль) порождает по-следующие (ещё вне времени) Эоны, - о чём см. ниже, эпитомы из переводов Е.Афонасина и Е. Родина. Все Эоны представляли собой диады (совершенство союза Ураноса и Геи - мифологическое воплощение диады).
Кроме Психеи, первичной Души, также упоминаемой под именем Ахамот, породившей Первоархонта, с чего и началась история за пределами Плеромы. По одним источникам, - Первоархонт порождён из страха (что мне представляется более убедительным) одиночества Психеи, лишённой полноты и не надеющейся на причастность к ней. В каноническом для гностиков «Апокрифе Иоанна» также повествуется, что Ахамот преисполнилась поначалу зависти к Отцу, а затем гордыни, произвела отдельный от всех Эон, и...
Мы неоднократно цитировали в лекции об Одиссее, и многих записях в блоге эпитомы из теогонического Мифа: Кронион кастрировал собственного отца и низверг его в Тартар (кстати, Тартар, это что? Бездна. Бездна какая? Космическая). Не для того, чтобы обладать Матерью во всех смыслах: фалл суть властная вертикаль, даже если ему нечего оплодотворить. Если гностический Миф отстраняет Психею от тварной Гебдомады, составившей совершенную диаду с Логосом, то политеистический античный миф находит решение в чистой Манифестации — не-тварная природа, сотворённая в первичном не-бытийственном Хаосе, организуется (что не есть творение в собственном смысле слова) собственными креатурами, в свою очередь — её про-явлениями.

В данном экскурсе необходимо пояснить, что манифестационизм и креационизм — не есть нечто данное в Примордиальной Традиции, это не более и не менее, чем «схемы» противостоящие и враждебные друг другу в силу всё той же культуральной доминации. Христианскому креационизму был остро необходим «внутренний иной», и, хотя из «бог создал всё из не-тварной первичной субстанции» не следует отрицания всемогущества божьего (потому как — кто обратил Хаос в единственное и неповторимое творение?), как и не следует и много-божия, - из приумножаемых Эонов-диад не следует, что в начале не было Единого, но — самоустранившегося. Но объяснить это практически невозможно иначе, как сложными умозрительными конструкциями, воспринимаемыми не большими, чем виртуозной казуистикой (для современного человека).

Вопрос об «опасениях самого себя» западным обществом. Означает ли это, что ему на каком-то уровне известна категория Прединстанции, и изначальной ошибки как ее составляющей? И о спорадических «всполохах жизнедеятельности», которых предпочли традиционалисты. Не могут ли оно оборвать провода развертывания изначальной ошибки? Ранее я понимал Консервативную Революцию как приостановления этого развертывания, устремления на Юг по Герману Вирту.

В известном, унифицированном смысле, самому заурядному западоиду известна Предистинация, но — уже вне связи её с Примордиальным, и, в целом же, Традицией. Точнее следовало бы подчеркнуть, что любой современный человек, и европеец priori loco, опасается признать то, о чём мы повествовали и в предыдущих письмах, и в этом же: признать, что архонтический порядок принуждает его косвенно и прямо совершать множество бессмысленных и бесполезных поступков. Оправдание этим поступкам воспроизводимо одной фразой: этих существ недостаточно (неверно) информировали, им сообщили даже не полу-правду, - крохотную частицу правды, затерянную среди непроницаемой «лжи».

Почему закавыченной «лжи»? Потому что восприятие их уже артикулированно sub specie «увлекательного» сценария, онтологической интригой, но и те они не способны воспринимать в их полноте. Только те унификации, которые заведомо регламентированы и детерминированы дисциплинарном диспозитивом. Иначе, - все с естественной лёгкостью включались бы в циркуляцию акторов и функторов массмедиа, не на уровне реципиентов, и всем — была бы понятна элементарная истина, что «они не должны думать, что Бытие появляется для них, но, напротив, - они для бытия».
Смысла информировать т.н. «всех» нет не потому, что любое знание наказуемо; гипотетически и актуально, Архонты могут наказать кого угодно и за что угодно в самый непредсказуемый момент.

Смысла информировать об этом «всех» нет именно в виду общей беспомощности разнообразных «большинств», кем бы они ни рекомендовались, и какова ни была их численность. Ещё философы досократики противопоставляли фюзис и технэ, природное / естественное — искусственному, механическому, и вот, в первой половине XX века состоялось «совокупление» естественного и искусственного. Какое отношение имеет к этому непринятие массовыми обществами Традиции? Эрик Дэвис объясняет, какое, но, как и любые прилежные и образованные западоиды, делает сознательно (?) контртрадиционные выводы, причём, с экзальтированными интонациями.
Абсолютное большинство экспертов в области техники так или иначе включены в архонтический порядок, с того момента, как появилась возможность «компенсировать» недостаточность сакрального, исчезающего из человеческого существования и культуры. Эрик Дэвис в первых же главах книги упоминает легендарного Mechanicos, Герона, именуя его недвусмысленно, - «изобретатель гаджетов».

По Бодрийяру «гаджет» - «безделушка», бесполезная вещь, в традиционном обществе — не только бесполезная, но и вредная. Вред гаджета заключается в его экспансивности: человек теряет последние под-держивающие его нити причастности к Традиции, его восприятие регрессирует до условных рефлесов на внешние раздражители (невозможно «прислушаться к себе», потому что оглушает повсеместный гвалт и гомон), между тем, как нарастают «фантомные боли», аналогичные испытываемым ампутантами. И появляются: книжки с очень крупными и очень простыми словами; натюрморты, портреты и пейзажи , «осмысленные» не более, чем пост-современная телевизионная реклама; ласкающие слух «кимвалы бряцающие», выслушивая день за днём которые человек уже не в силах представить себе пифагорейскую гармонию и Вселенский Монохорд герметиков, о чём пишет Евгений Всеволодович Головин; анестетики-обезболивающие и стимуляторы, от «бодрящего кофе» по утрам и ежедневных сетевых штудий по развлекатиельным порталам рунета, подразумевают полную зависимость от них.

Я не могу ответить на вопрос, может ли быть исправлена ситуация методами и средствами массовых коммуникаций. Пока что наблюдаемы разнообразные «всПоМоществования» регрессу и дальнейшему ухудшению ситуации, в виду общей безответственности и пассивности. Разумеется, информационные порталы традиционалистам нужны, но не для того, что бы в единочасье исправить ситуацию. Для того, чтобы уведомить уже заинтересованных: осуществляются определённые инициативы, есть смысл солидаризоваться. Поэтому, с умозаключением – подлинное преодоление ДД, его «шумовой завесы» возможно лишь путем установления отношений Господства и создания сети масс-медийных проектов для поддержания этих отношений в условиях наличия элементов информационного общества в Археомодерне, - следует повременить. Потому как первое, «инсталляция», невозможна в силу императивной о-посредствованности внешними условиями, а второе — доступно очень немногим, притом, что изначальное значение и стратегия может быть радикально изменена в самый непредсказуемый момент.
О Консервативной Революции скажем следующее:
Некоторое время назад нам довелось наблюдать в сетевом дискурсе (не припомним, где и когда именно) прискорбное зрелище. Некий безответственный, и, несомненно, беспомощный гуманитарий, в силу очередной издевательской шутки Архонта ставший «деятелем» некой политической группировки, сочинил статью о Консервативной Революции. Статья на девять десятых состояла из шаблонных парафразов Эволы (на одну десятую была пасквилем contra AGD), отчего от традиционализма, как такового — мало что осталось, одни лишь убогие потуги уподобить традиционалистов современным outcasts от политэйи, будто бы способные разве что «спасти самих себя» от социальной и культурной энтропии.

Это как если бы даже начитанный люмпен, только что пооравший большевицкие лозунги на стачке, панибратски хлопнул аристократа Эволу по плечу, и, дыхнув перегаром, брякнул: «мы с тобой одной крови — ты, и я». К счастью, традиционалисты до такого непотребства не дожили.

Особенно нас позабавила развернувшаяся дискуссия в сфере рессентимента: невротически-беспорядочно защищающий свои «идеалы» доморощенный консервативный революционер так и не сумел внятно ответить на прямой вопрос от некого «ещё большего» революционера, почему прилагательное «консервативная» не профанирует т.н. идею революции.
Этим бестолочам, прочитавшим несколько работ Юлиуса Эволы наискосок, бесполезно объяснять, что Революция означает «возвращение на исходную позицию», и только на исходе XVIII века, после штурма Бастилии и казни Людовика XVI (кстати, отчаянно сопротивлявшегося палачам), семантика слова искажается до двусмысленного «переворот». Эпитет «консервативная» подчёркивает со-временное значение словосочетания: возвращаются не «старые порядки» (что невозможно уже в терминальной стадии), возвращается «поставленные с ног на голову» власть, культура, язык. Вальтер Беньямин в эссе о Шарле Бодлере писал: «Маркс заявлял, что революции — это локомотивы истории. Однако, быть может, всё совершенно не так. Может быть, революция — это, скорее, попытка едущих в поезде сорвать стоп-кран».
Cуждение, конечно, тоже банальное и поверхностное, но оно доходчиво предостерегает от тех же лишних телодвижений и тенденциозной мысли: подлинный революционер, диаметрально противоположный рессентименту, жаждущему отмстить собственному прошлому — знает, к чему он стремится, к чему возвращается (это можно описать как платоновский анамнезис — припоминание души, причастной Примордиальному в мире идей, и теперь пленённая телом, данным ей как задание; Человек, Антропос — э то и есть задание, исполняемое агентами Традиции). Это знание уже имплицитно дано в бытии и сознании каждого традиционалиста, революция осуществляет это знание вопреки тому, что стремнина времени тянет человечество к пределу вырождения.

В контексте постоянного обращения к Традициям разных культур возник вопрос – есть ли, по сути говоря, принципиальные различия между ними? Примордиальное Целое ведь одно для всех. Я предполагаю, что это различие есть и состоит в мирах культурных форм, в которые воплощается шпенглеровские пра-символы культур, берущие начала из Целого.
Различия культур также естественны, как и расовая, национальная, геополитическая специфики. Первопринцип — вечно Единый, общий; различия происходят лишь по мере дистанцирования от него. Увеличение дистанции, между тем, подразумевает и регресс, в ограниченном восприятии и мироощущении некого отдельного человека не данный? и, как Ache, Егорий Простоспичкин и другие, уже отмечали во многих текстах, «появившиеся со временем» в качестве каких-то «альтернатив» потерянному представлению (в тотальном смысле) о Примордиальном, - сравнения с Традицией не выдерживают. Первичные различия культур расовых и национальных невозможно описывать в рамках краткого и схематичного очерка, тем более, что в настоящее время появилось много хороших переводов Мирча Элиаде, откуда и следует черпать знания об Этносах.

Остётся ответить на несколько вопросов к диалогу о гностическом между тобой и Ache. Расскажи о концепции Эонов, высших и низших. Я предполагаю, что высшие вневременны, а низшие – в первую очередь Первоархонт – и вневременны, и пребывают во времени.
Плотину, как заверяют нас переводы, не понравился гностицизм. И, хотя авторство книги «Против Гностиков» остаётся под вопросом, как и вся античная литература, основные претензии Плотина очевидны и понятны:

Во-первых, для неоплатоников I-III вв. Праедистинация не была очевидна как для последующих поколений. Ache объясняет, что различие между традиционным знанием и со-временным заключается, помимо многого другого, в том, что со-временным исследователям и мыслителям уже известны «примеры про плохо» и «очень плохо», или данные как актуальный приоритетный проект (контринициатический орден у Грассе д'Орсе), оставляющий хотя и несбыточные, но всё же надежды, что человек ещё сподобится на исправление (самоё себя, а не ситуации в целом); или уже как императивная данность — и едва ли спасение от неё заключается в методичном и последовательном вытеснении «раздражающих объектов», что практиковали все аскетически настроенные неоплатоники.


Во-вторых, что следует из предыдущего тезиса, Плотину была неприятна сама мысль о злом, неразумном Первоархонте, которому в креационистской манере сообщалась вина за самовольное безответственное творение; Плотину хорошо был известен античный манифестационный Миф, в пространстве и времени которого Демиург (а не «бессмысленный и беспощадный» Первоархонт), не избавляется от ответственности и всегда поступает согласно первопринципу Ума (не рациональности по Спинозе). Уранос низвергнут в Тартар, Крониону всегда грозило тоже самое, Первоархонт же...

Он был сущим изначально, в понимании человеческом, - вечно. Своей прихотью может приостанавливать время: «…Иисус воззвал к Господу в тот день, в который предал Господь Аморрея в руки Израилю, когда побил их в Гаваоне, и они побиты были пред лицем сынов Израилевых, и сказал пред Израильтянами: стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим». (кн. Иисуса Навина, гл 10.27-30) Может и ускорить время: согласно Жану Бодрияру, 2000 год ещё долго не наступит, потому что в последнее десятилетие 90-х мы сэкономили столько «времени», что хватит на целое столетие.

Это означает, что календарный цикл нашего, низшего из Эонов, - не единственное из возможных времён. Трансцендентальные Эоны, за пределами нешего мира, образующие собой Плерому и Огдоаду — посредством воплощений, агентов, влияют на нашу реальность не менее, чем произвол Первоархонта. Увеличение сущностей и субстанций в доктринах гностиков обусловлено тем, что была необходима новая, «кодированная» система классификации и верификации мироздания, в понимании иликов и психиков превращающуюся в стереотипические «схемы» с Архонтами (числом семь, как правило, напр., перечисленные сетианами и офитами по «убыванию» ранга в иерархии - Первый, который произошел от матери, называется Ялдаваоф (Ialdabaoth), его сын Iao, затем – Sabaoth, Adoneus (Adonai), Eloeus (Elohim), Oreus (Horeus, Or, «свет») и, наконец, Astaphaeus. Эти «небеса, славы, силы, ангелы и творцы» расположены в определенном порядке на небесах, невидимо для нас, и управляют небесами и землей), - пишет Ипполит Римский в книге «Опровержение всех ересей» (Refutatio omnium haeresium).

Эон, как сущность — это «пласт» онтологического порядка, не исчерпывающийся одной функциональностью, аналогично тому, как некоторые гуманитарии до сих продолжают гундосить что-то там про конфликт Гермеса и Гефеста за право изобретать ремёсла. Самая сложная система Эонов, которую я когда-либо встречал в книгах, это Маго-каббалический и теософский (следует понимать, что это не та теософия, которую популяризовали Альберт Швейцер и г-жа Блаватская) трактат «О началах, природе, свойствах и использовании Соли, Серы и Меркурия» Георга фон Веллинга, герметического философа XVIII века. Нижеследующие эпитомы, прочитывающиеся очень легко и приятно, понятные и общедоступные,




Иреней

Десять Эонов
Эти Эоны, порожденные во славу Отца, пожелали, в свою очередь, прославить своего Отца и породить [другие Эоны], соединившись друг с другом. Так Логос и Жизнь, после того как они дали начало Человеку и Церкви, произвели еще Десять Эонов, имена которых таковы: Глубокий и Связь, Нестареющий и Единая, Самородный и Сладострастная, Неподвижный и Смешивающая, Единородный и Благословенная. Таковы те десять Эонов, которые породили Логос и Жизнь.


Двенадцать Эонов
Человек и Церковь[*] произвели двенадцать Эонов, которые были названы следующими именами: Посланник (Параклет) и Вера, Отеческий и Надежда, Материнский и Любовь, Вечный Ум и Благоразумная, Церковный и Благословенная, Желанный и Мудрость (София).
Таковы тридцать Эонов их запутанной системы (της πλάνης αυτών), которые пребывают в молчании и непостижимы. Эта невидимая и духовная Плерома делится на три части: Огдоаду, Декаду и Додекаду. По этой причине, говорят они, Спаситель (которого они отказываются называть Господом) провел первые тридцать лет, никак себя не проявляя, открывая тем самым таинство Эонов. На эти Эоны указывает и притча о работниках на винограднике. Некоторые работники были наняты в первый час, некоторые на третий, остальные – в шестой, девятый и одиннадцатый (Mt. 20:1-7). Если сложить все эти числа, то мы получим 30...
_______________________________________________
Прим. [*] - здесь следует пояснить, что под словом церковь [Ecclesia] не подразумевается «церковь земная», некое «учреждение», как и под словом «Аνθρωπος» - не какое-либо «отдельное существо».
==========================================
Срединное место.
Его (Первоархронта) Мать зовется Восьмой (Огдоадой), Софией, Землей, Иерусалимом, Святым Духом и Господом (мужского рода). Занимает она среднее место (ό της Μεσότητος τόπος), над Демиургом, но ниже Плеромы. И она будет пребывать там до конца.
===========================================
Ипполит


Логос и Жизнь, видя, что Ум и Истина проявили почтение к своему Отцу, подарив ему совершенное число, решили последовать их примеру и выразить благодарность своим отцу и матери, Уму и Истине. Но поскольку Ум и Истина сами были рождены и более не обладали совершенством их нерожденного Отца, Логос и Жизнь не могли преподнести своим родителям совершенное число, но только несовершенное. Так Логос и Жизнь породили двенадцать Эонов для Ума и Истины. Итак, согласно Валентину, корнями всего являются следующие Эоны: Ум и Истина, Логос и Жизнь, Человек и Церковь. Далее, десять происходят от Ума и Истины, а еще двенадцать от Логоса и Жизни. Итого: двадцать восемь.
Далее перечисляются имена этих эонов, которые в точности соответствуют именам, приводимым Иринеем. Ипполит при этом замечает, что некоторые полагают, что двенадцать произошли не от Логоса и Жизни, а от Человека и Церкви.
-----------------------------------------------------------
Первая и величайшая сила душевной природы – (это образ Отца); (сила материальной природы) – это Дьявол, архонт этого мира; демоническая же природа, произошедшая от сомнений Софии, – это Веелзевул. (...) Сама находясь в Огдоаде, София распространяет свое влияние до Гебдомады. Итак, согласно Валентину, Четверица – это "источник, в котором укоренена вечная природа (πηγή της αέναου φύσεως ριζώματα έχουσα)", и София – тот (источник), откуда происходит душевная и материальная природа, как она существует ныне, София называется духовной, Демиург – душевным, Дьявол – архонт этого мира, а Веелзевул – [архонт] демонов. Таково их (валентиниан) учение. Все остальное, как я уже говорил, – арифметические спекуляции...
======================================
Другие [сетиане, офиты] же говорят следующее. (В начале) был первый Свет в силе Бездны, благословенный, нерушимый и беспредельный. Он был Отцом всего, именуемый Первым Человеком (? - там, в сущности, могло было быть переведено как Первосущий Предок, πρώτιστος γενέτωρ или πρεσβύτερος, но получилось нечто вроде Άνθρωποδαίμων [богочеловека] — прим. моё) . От него произошла Мысль (Ennoia), его сын, выразивший эту мысль, который называется Сыном Человека или Вторым Человеком. Под ними располагался Святой Дух, а под ним – отдельные элементы, вода, тьма, бездна и хаос. Над ними всеми рожден Дух, называемый Первой Женщиной (Быт. 1: 2). Затем, как они говорят, отец и сын оба возрадовались, глядя на красоту этой женщины и, осветив ее, произвели он нее нерушимый свет, третьего Мужчину (Masculum), именуемого Христом, сына первого и второго человека и святого духа, первой женщины.
Ее они называли матерью жизни (Быт. 3: 20). Но она не в силах была вместить и удержать всей полноты излившегося в нее света, и он пролился слева. Так что только Христос был ее (истинным) сыном, правым и вознесенным в высшие области, а потому он был взят со своей матерью в нерушимый Эон. И это было подлинное собрание («церковь»), созвучие, соединение и единение отца всего, первого человека, его сына и вышеупомянутой женщины.
<...>
Ее сын, обладая дыханием нерушимой силы, унаследованной от матери, был также продуктивен. Набравшись сил, он произвел сына из вод без матери. О своей собственной матери он не знал. Его сын, как и он, произвел другого сына, второй породил третьего, третий – пятого и так до седьмого. Так образовалась Гебдомада (Быт. 2: 2). Их мать расположилась в Огдоаде. Поскольку они расположены иерархически, соответственно их положению убывала и их сила.
=======================================
Потом, чрез истечение из них появились еще другие и создали другое небо, подобное первому; и подобным образом, когда от них произошли другие, точно соответствующие тем, которые выше их, то образовали третье небо; и от третьего ряда в нисходящем порядке образовался четвертый ряд ангелов, и таким же образом последовательно произошли все новые начальства и ангелы и 365 небес. Поэтому, и год по числу небес имеет число дней… Местные положения тех 365 небес они распределяют, подобно математикам. Ибо принимая их положения, они переделали их сообразно с характером своего учения; и глава небес, говорят они, есть Аврасакс и потому заключает в себе число 365». Абрасакс (или Абраксас) встречается в некоторых герметических текстах, а также в гностических текстах из Наг Хаммади. Сумма греческих букв данного символического имени дает 365, то есть количество дней в году. Иногда Абрасакс обозначается числом 360, но смысл остается прежний. Поэтому Абрасакс (число 365) является символом священного года. Крупный специалист по эзотерике и культуре Герман Вирт считал священный Год (или Божий Год) высшим откровением Бога во вселенной. Идея священного Божьего Года может оказаться весьма ценной для интерпретации гностических текстов. Среди текстов из Наг Хаммади, в которых одновременно встречается число 365 (или Абраксас) и Иисус, особый интерес представляет текст (XI, 2), который условно назван «Валентинианское объснение».


Фрагменты из указанного кодекса:
«(23.1) [...] изливающийся источник. Итак, он есть Корень Всего и Монада, и ничего не было до него. Второй источник существует в молчании и говорит с ним одним. А Четвертый, соответственно, есть тот, кто ограничивает себя в Четвертом: обитая в Триста Шестидесятом, он породил себя, и во Втором явил он свою волю, а в Четвертом распростерся.
(30.30) Декада из Слова и Жизни породила Декады, чтобы Плерома стала Сотней; и Додекада из Человека (35) и Церкви породила и [создала] Триаконтаду, чтобы [три]ста шестьдесят стали Плеромой года. И год Господа ( 31.1)
( 39.1)[...] (10) [...] а именно [... супруг] и [София и ее Сын] и ангелы [и семена]. Но сизигия есть [нечто полное], а София и Иисус и [ангелы] (15) и семена суть [образы] Плеромы. Более того, Демиург [отбросил тень на] сизигию и Плерому и Иисуса и [Софию] и [ангелов] (20) и семена».


Четвертый, обитающий в Триста Шестидесятом, есть Абрасакс. Триста шестьдесят становятся «Плеромой года» или «годом Господа» (сравните с «Божьим Годом» Г. Вирта). Иисус – это образ Плеромы («Плеромы года» или «года Господа»). Отсюда предположение: Иисус и Абрасакс связаны, Иисус – это образ Абрасакса. В данных отрывках упоминается «Человек». Посмотрим, подтверждается ли предположение о «Человеческой» природе Бога «на практике» или ему суждено остаться пустой абстракцией. Возвращаясь к ересиологам, находим у Епифания такой пассаж (Панарион XXIV, 7, 6): «(7, 6) По числу небес [365] человек имеет 365 телесных частей, так что каждая из этих частей соотносится с конкретной [небесной] силой». В данном случае василидианами соблюдается теософский принцип Изумрудной Скрижали (Tabula Smaragdina) «что вверху, то внизу». Это значит, что теория «Божьего Года» имеет прямое практическое значение для человека, раскрывая ему тайну Иисуса: Иисус – это образ года, числовым символом которого является слово Абрасакс (Абраксас). Человек зависит не от Бога, а от Божьего года (Бытия). Если Анни Безант была права, когда считала, что в эзотерических учениях Бытие «предшествует» Богу, то Абрасакс, имеющий соответствие в человеке, исключает первичность Бога. Отсюда вывод (пока лишь гипотетический): тайна Иисуса заключается в том, что есть человек, Бытие, Абрасакс, но не Бог. Христианская апофатическая формула гласит: «Бог не есть», ее можно переформулировать так: «Бога нет». Тогда становится понятен сам гносис как самопознание (а не богопознание!), ведь для гностического «спасения» достаточно «познать себя» и понять, что «Бога нет». [«Валентинианское объяснение» - ключ к тайне Иисуса? Е. В. Родин]


Еще мало понятна сама концепция игры Иалдабаофа. Из слов Коллектива Бесов следует, что это его важнейший атрибут, таким образом он выступает этаким Deus Ludens, богом играющим, по аналогии с концепцией человека Йохана Хейзинги. Также важно то, что тварный мир как ловушка и площадка для игры воспринимается лишь Архонтом.

Вечность — дитя играющее, - цитировали многие неоплатоники и герметики Гераклита. Так как игра происходит вне времени, и подразумевает не регламентируемые ничем правила, характер и цели архонтических игр беспрестанно менются, «редактируются», чтобы высшие Эоны (до Огдоады) не заскучали. Ялдаваоф, Иалдабаоф, если по-гречески, что ближе античному гностицизму, вынужден играть именно потому, что «...наш мир находится на грани гибели». Предельной, граничной гибели. Уничтожения Мiра Первоархонт не желает — ведь это его единственный Эон (семиричный), последний в числе созданных (потому что за пределами Плеромы есть онтологическая категория Времени, от которого свободна Огдоада, но не «физический мир»).

Первоархонт уже не будет допущен в Плерому, в число высших Эонов; он вычеркнул самоё себя из их Числа, и «по праву рождения», как рождённый не в Диаде, но преисполнившейся страстей одной Психеи; и в силу своих многочисленных «злодеяний», - наказание его, как указывает Ache, заключается в одиночестве. Если человеку «дозволено» трансформация в благородное существо (при этом он перестаёт быть человеком), то Первоархонт уже не может стать «кем-то» вне собственного Эона.
В некотором роде [и смысле], то, что в тварном Мiре происходит нечто, означает одно: Первоархонт продолжает изобретать и осуществлять игровые тактики и стратегии, не более, чем экспериментальные (пока не надоест), потому как разыгрывать партии ему больше не с кем, а правила задаёт он один.
И последнее – каково соотношение между энергиями плененными и внешними, также интересно было бы узнать о гностической концепции Энергии вообще, так как это понятие упоминается тобой достаточно часто.
Здесь можно процитировать статью «Гностицизм и Каббала: параллели и взаимодействие» А.В. Дьякова, поясняющая поверхностно, зато доступно, что есть энергия Гнозиса.
Творческая энергия Бога, его “сияние” (евр. “зогар”) проявляет себя в различных ликах или аспектах — сефирах. Сефирот — качества или атрибуты Бога, его проявления, уровни и стадии божественного бытия. Они образуют свой мир, обычно именуемый “древо сефирот”, и в то же время они едины с Эн-Соф. Эти мистические атрибуты Бога есть миры света, в которых даёт знать о себе тёмная природа Эн-Соф. Творческие силы Божества раскрываются в десяти сефирах, сгруппированных в триады, где две парные сефиры уравновешиваются третьей.
равни этот очерк с переводом Е. Афонасина краткого экскурса христианских апологетов о Барбело-Гнозисе, первейшей категорией которого является Свет. «Явленость» Знания в Традиции схожа с тем, что скрывается за косными и блеклыми словосочетаниями экспансивных просвещенцев и культуртрегеров, хотя природа Света в гностицизме и «сущность» знания для культурально артикулированных — два противоположных полюса.

Ещё необходимо упомянуть весьма сложную дихотомию, сопричастны которой практически все без исключения европейские идиомы — и Структура и Керигма. Иоанн Скотт Эриугена и Мейстер Экхарт, схоласты, неоднократно получавшие епитимьи, отлучаемые, а затем возвращаемые в лоно Церкви, «характеризовали» природу Бога как заведомо непостижимую, - непроницаемую и беспредельную Тьму. Младший брат Христа и старший — Адама, Люцифер, - Сын Утренней Зари, сияющий и прекрасный, до падения своего, согласно другим источникам, - и поныне, светозарный. Его трансформация в «Князя Тьмы» состоялась сравнительно поздно, на исходе Средневековья. О чём пишет Робер Мюшембле, не забывая оговориться, что Люцифер катаров, алхимиков и маркионитов, которые по существу, манихеи, — не «керигматический» Сатана той же эпохи.
Смещение и слияние образов произошло ближе к эпохе Просвещения, и первым его провозгласили Блэйк и Мильтон. Далее вторичное оформление осуществили литераторы — у Байрона уже нет ни Сатаны, ни Люцифера, по сравнению с отчётливыми и сущностными различиями средневековых доктрин. Сатана не ужасает и не очаровывает соблазнами, Люцифер способен впечатлить разве что экзальтированнх курсисток пансионов для благородных девиц. Алхимическая поэма Гёте, содержащей много интересных нюансов из области герметики, завершается, в общем-то, торжеством Керигмы, против Структуры, и, не в последнюю очередь потому, что тревожили совсем иные идеи, а не «преданность канону» тайной средневековой культуры.


Об этом, к слову, пишут многие авторы-традиционалисты, для начала же рекомендуется прочесть сокращённую и упрощённую предысторию модерновой Легенды. Нам не вполне ясно, тем не менее, откуда взялся этот грубый обскурантизм — следуя которому все в безапелляционной форме идентифицируют себя (и других) как «тёмных» или «светлых». Так же в императивном порядке следует прочесть этот Лик-Бес.

N.

P.S. Завершая это письмо, начал «шерстить» поисковик, - потерялась в закладках библиотека с главой из книги Грассе д'Орсе. Наткнулся на ссылку, «превзошедшую худшие ожидания» - реплику некого анонимуса в Живом Журнале с упоминанием Автора:
«Простите господа, но по-моему здесь тоже имеет место случай из клинической психиатрии. Сейчас читаю книгу "Язык птиц". Весьма интересный текст.. но у меня как у человека профессионально знакомого с различными методами гуманитарной реконструкции - порой возникает ощущение.. что многое как минимум надуманно.
А любые теории мирового заговора - мне с некоторых пор и вовсе стали казаться смешны и опасны. Потому что по большому счету мы все заговорщики в сотнях наших параллельных жизней и сетей и при этом все до единого являемся их пленниками. Поэтому стараюсь воздерживаться от чрезмерной мистификации действий и конструкций других людей. Чего и вам советую
».
Да, мы с Патой неисправимые антисоветчики. Таких советчиков мы посылаем на хуй. Такие советчики даже хуже христианских керигматиков, проговаривающихся об архонтических инициативах вопреки своему намеренному косноязычию.

Комментариев нет: